Меню
16+

«Трибуна хлебороба», общественно-политическая газета Панкрушихинского района Алтайского края

23.11.2021 08:25 Вторник
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Убойный крестьянский вопрос

Автор: Подготовил Юрий КРАСИЛЬНИКОВ.

Депутат фракции КПРФ в Алтайском краевом Законодательном Собрании, заместитель председателя комитета АКЗС по аграрной политике, природопользованию и экологии Вячеслав ЛАПТЕВ рассказал о новых правилах убоя и реализации домашнего мяса и о том, к чему это привело и может привести в будущем.

9 ноября 2021 года межведомственная чрезвычайная противоэпизоотическая комиссия Алтайского края приняла решение, запрещающее подворный забой крупного рогатого скота и свиней с целью продажи. Теперь он должен осуществляться в специально отведенных местах – на боенских предприятиях или на специализированных площадках убоя.

Ограничения касаются только крупного рогатого скота, свиней и лошадей. Для владельцев кур, гусей, кроликов, овец и т.д. ничего не изменилось.

Запрет для домашнего убоя скота на продажу объясняется необходимостью борьбы с угрозой распространения африканской чумы свиней. Однако подворный убой в целях личного потребления не запрещается, хотя он также несет опасность распространения заболеваний. Фактически запрет ведет к ограничению реализации мяса из личных подсобных и крестьянско-фермерских хозяйств, что выгодно крупным производителя.

Сейчас бойни есть далеко не во всех районах края. Их нет по данным региональных органов власти в 10 районах: Бурлинский, Залесовский, Ельцовский, Калманский, Красногорский, Крутихинский, Кытмановский, Солонешенский, Солтонский, Угловский. Еще в двух – Ребрихинский, Топчихинский – боенские пункты входят в промышленные свинокомплексы и не могут оказывать услуг населению. Также в восьми районах: Змеиногорский, Ключевский, Краснощековский, Курьинский, Родинский, Суетский, Табунский, Третьяковский – боенские предприятия в настоящий момент не оказывают услуг частникам. Итого 20 районов, то есть около 30 процентов территории края, остается без боен. При этом 17 районов имеют только по одному убойному пункту. По три и более бойни работают только в 18 районах. На мой взгляд, им этого достаточно.

В решении комиссии упор делается на частную инициативу организации убойных пунктов с возможностью привлечения средств в рамках действующих на территории Алтайского края госпрограмм. Но в Алтайском крае нет ни одной целевой программы, которая способствовала бы развитию сети пунктов убоя. По сути, бремя строительства убойных пунктов, покупки специального оборудования и транспорта ложится на частника. При этом один модульный убойный пункт обходится в пять миллионов рублей. Не каждый предприниматель может себе позволить потратить такую сумму из собственных средств.

Также согласно решению комиссии обязанность по организации убоя животных и их перевозке к убойным пунктам из личных подсобных хозяйств возлагается на глав муниципальных образований в рамках их компетенций. Но у глав муниципальных образований нет никаких компетенций в этой сфере деятельности в соответствии с ФЗ-№131, равно как нет в собственности или владении убойных пунктов, убойных площадок, специализированного транспорта для перевозки животных. Возложенная на местное самоуправление задача невыполнима фактически и не состоятельна юридически. На сегодняшний день решение принято, но возможности для его реализации нет.

Учитывая специфику Алтайского края, где основной объем мяса из личных подсобных и крестьянско-фермерских хозяйств поступает на рынок в ноябре-декабре каждого года, решение комиссии уже привело к невозможности легальной реализации выращенного к сезону мяса. Это решение служит плодородной почвой для развития коррупции и теневых рынков сбыта.

Но есть и другая сторона проблемы. В условиях запрета в Алтайском крае подворного забоя открывается возможность экспорта свинины и говядины в другие регионы России и в страны Таможенного Союза. Такая возможность позволит как мелким, так и крупным сельхозпроизводителям, занятым в животноводстве, реализовывать мясо за пределы региона по более выгодным ценам. Да, это отразится и на росте цены мяса внутри региона, где покупательная способность населения одна из самых низких в Сибири. Внутреннее потребление мяса в Алтайском крае может сократиться.

Какой выход из этой ситуации?

Во-первых, надо отменить решение противоэпизоотической комиссии и дать возможность сельским жителям легально реализовать уже выращенное к сезону мясо.

Во-вторых, чтобы дать возможность реализовать региону свой экспортный потенциал по мясу, следует перейти к рассмотрению запрета подворного убоя с целью продажи только после постройки убойных пунктов в каждом районе края, где есть в этом необходимость.

Чтобы исключить спекуляции, новые убойные пункты должны быть в собственности муниципальных образований, переданы общественным объединениям (кооперативам) в управление для оказания услуг населению по фиксированным ценам. Они должны быть установлены собственниками ЛПХ – членами таких объединений.

В-третьих, федеральным министерствам – сельского хозяйства и финансов – разработать совместную государственную программу по финансированию строительства боенских предприятий на территории Алтайского края.

Реализация этих мер даст возможность учесть интересы как мелких сельхозпроизводителей, которые смогут в дальнейшем легально сбывать мясо, соблюдая требования технических регламентов Таможенного Союза, так и крупных животноводческих комплексов, которые смогу реализовать свою продукцию в другие регионы страны и за границу. Также это остановит рост социального напряжения в Алтайском крае, позволит избежать формирования теневых мясных рынков и устранит угрозу заражения граждан непроверенным мясом. Кроме того, это увеличит доходы от животноводческой отрасли и станет толчком к развитию этого направления в сельском хозяйстве Алтайского края.

Фракция КПРФ поднимет этот вопрос на краевом уровне, а коммунисты в Госдуме наверняка поддержат на федеральном. Кстати, о ситуации с забоем скота в Алтайском крае проинформирован глава фракции КПРФ в Госдуме Геннадий Зюганов, а депутат Госдумы Мария Прусакова направила обращение Генпрокурору России.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

12