Меню
16+

«Трибуна хлебороба», общественно-политическая газета Панкрушихинского района Алтайского края

03.09.2020 15:37 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 36 от 05.09.2020 г.

Героями не рождаются…

Автор: Михаил Барышников

Великая Отечественная война 1941-1945 годов ушла далеко в прошлое. 75 лет назад наши доблестные воины победили вероломного врага – фашистскую Германию, освободили всю Западную Европу от фашистских войск. Очень грустно и печально, что поколения победителей, освободителей остается все меньше. Но это не значит, что они могут уйти из нашей памяти. Мы, живущие, должны помнить и сохранить, передать следующим поколениям историю ужасной и кровопролитной войны. О судьбе нашего земляка – Ивана Матвеевича Ермоленко, офицера Красной Армии сегодня будет мой рассказ.

Он родился 15 мая 1918 года в селе Урываево Панкрушихинского района Алтайского края. Призван в ряды РККА в декабре 1939 года. Иван Матвеевич Ермоленко – гвардии лейтенант, командир пулеметной роты 1066 -го гвардейского стрелкового краснознаменного ордена Суворова и Кутузова полка, 281-ой гвардейской стрелковой краснознаменной Любанской ордена Суворова и Кутузова дивизии 2-го Белорусского фронта. В боях за высоту 74,0 юго-восточнее села Гороховка Николаевского района после выбытия командира стрелковой роты принял на себя командование ротой. Увлекая за собой бойцов, рывками приблизился к передовым окопам противника, забросал их гранатами и овладел ими. При этом лично уничтожил двух немцев. При штурме города Николаева 28 марта 1944 года на участке городского кладбища лейтенант Ермоленко поднял роту и повел на г. Николаев. Прочесывая город, достиг района 61-го завода.

Гвардии лейтенант Ермоленко Иван Матвеевич – смелый, инициативный и боевой офицер. Участвуя в наступательных боях на многих фронтах, неоднократно проявлял настойчивость и мужество. Умело маневрируя пулеметным огнем, он отражал десятки отчаянных контратак противника и расчищал путь наступающей пехоте, уничтожая сотни вражеских солдат. В критические моменты боя он лично сам огнем пулемета отразил три контратаки и уничтожил до 25 гитлеровцев. За находчивость, мужество и отвагу, проявленные на фронтах по защите Родины, награжден Орденом Отечественной Войны 2-й степени, двумя орденами Красной Звезды, медалями "За освобождение Варшавы", "За взятие Берлина", "За Победу над Германией", юбилейными наградами.

Семья Ермоленко

В 1939 году Ивана Матвеевича Ермоленко провожали в армию всем селом. Родители – Матвей Афанасьевич и Марфа Назаровна дали сыну наказ: "Служи, сынок, честно Родине, выполняй все приказы командиров и возвращайся домой, ты же у нас единственный кормилец в семье".

Ермоленко были одними из первых переселенцев с Украины. И, видимо, с Полтавской губернии, так как их долго звали Полтавские. Ермоленко Матвей Афанасьевич был крепкий хозяин большого хозяйства. Роста среднего, но статный и видимый, с располагающим красивым лицом. Он жил в сельской, крестьянской простоте, окруженный большими заботами. Рядом была большая семья: восемь дочерей и один сын. Матвей Афанасьевич всегда гордился сыном и называл его своим кормильцем. Он честно говорил: "У меня красавицы дочери, но они подрастут, выйдут замуж и уйдут из дома, у них будут свои семьи. А Иван останется при мне и у меня под старость будет кусок хлеба". Матвей Афанасьевич был мастер-закройщик по пошиву одежды из мануфактуры и кожевенных изделий. У него имелась швейная машина "Зингер", привезенная еще с Украины. Всю красоту своей души он вкладывал в изделия, шубы, тулупы, шапки, рукавицы, женские платья, халаты. Изделия были разного покроя и фасона. Матвей Афанасьевич был душевный и всем открытый человек. Его жена Марфа Назаровна была не очень разговорчива, но очень добрая и всегда приветливая. Своими изделиями они дарили радость окружающим, наполняя жизнь теплом и уютом.

В 1962 году я учился в третьем классе. Однажды мы с мамой, Барышниковой Ниной Мироновной, пришли к Матвею Афанасьевичу заказывать тулуп. Он встретил нас приветливо. Первое, что сделал, позвал Марфу Назаровну и угостил нас вкусным чаем. Мне на всю жизнь запомнился крупный кусковой сахар, его щипчиками раскалывал Матвей Афанасьевич и клал в мой стакан с подстаканником. После вкусного чаепития пошел разговор о цене и размерах тулупа с большим воротником. После Матвей Афанасьевич ушел. Марфа Назаровна хлопотала вместе с нами, а затем пожаловалась: "Вот, Мироновна, топлю целый день печку, а Афанасьевич жалуется, что в комнате холодно и очень мерзнет". Тут в комнату вошел Иван Матвеевич, поздоровался с мамой и даже приобнял за плечи. После мама в разговоре сказала: "Иван Матвеевич, папа твой сильно постарел, годы свое берут". Иван Матвеевич чуть смутился, а потом негромко сказал: "Здоровье его подорвало то письмо, которое пришло в 1942 году с фронта".

Злополучное письмо

В 1942 году Ермоленко Матвей Афанасьевич получил письмо с фронта. Собираясь писать о своем земляке герое, я нашел это письмо в архиве в донесении о безвозвратных потерях. "Ермоленко Иван Матвеевич, 1918 года. Место рождения: с. Урываево, Панкрушихинского района, Алтайского края. Младший лейтенант командир пулеметного взвода 768 — го стрелкового полка 138- ой стрелковой дивизии. Пропал без вести 27.07.42 года в с. Красный Яр Романовского района Ростовской области".

После того, как Матвей Афанасьевич получил письмо, у него сильно заболело сердце, не выдержало такой потери. Он слег и живой готовился к смерти.

Всю свою любовь, силы и здоровье он отдавал своему сыну Ивану. Через каждые два дня переодевал белье и наказывал, чтобы положили его в чистом. Он готовился уйти на тот свет и там встретиться с сыном.

Матвей Афанасьевич пользовался большим уважением и авторитетом в селе. К нему приходили люди, уговаривали, что это жизнь, что это война, да и многие из села Урываево уже погибли, похоронки шли каждый день.

Через месяц он вызвал к себе Коротких Евдокию Петровну, в девичестве Чуенко. Она всю жизнь работала в церкви. Еще маленькой девочкой пела в церковном хоре, а когда подросла, была ответственная за свечи и заправляла лампы и фонари, зажигала и тушила, чистила стекла. Пришла Советская власть, комсомольцы-активисты начали рушить церковь. Евдокия Петровна забрала церковные книги и унесла домой. Тайком от Советской власти крестила детей и читала молитвы по покойникам. Евдокия Петровна читала Библию с зажженными свечами за упокой сына, а у дома на улице стояли пожилые старушки с иконами и молились за здравие самого Матвея Афанасьевича.

Это продолжалось долго, выпал снег, стало холодно. К Матвею Афанасьевичу приезжали высокие люди из района, уговаривали и просили, чтобы он возобновил свою работу и шил изделия для фронта. Но никакие уговоры не имели смысла.

И вот однажды к нему приехал Карп Иванович Рудаков, а с ним Алешин Никанор Степанович. Карп Иванович работал судьей, тогда были тройки, так их называли, и они судили людей. Алешин Никанор Степанович всю войну работал председателем колхоза. Они оба воевали на фронте еще на первой мировой войне. Стали уговаривать Матвея Афанасьевича и попросили письмо.

Карп Иванович прочитал письмо и как закричит: «Иван твой живой, а ты его заживо хоронишь. Здесь написано пропал без вести, значит тело не нашли. Матвей, вставай! Я с 1915 года числился без вести пропавшим, без руки, но пришел. И твой Иван придет, и свадьбу еще сыграем". Потом люди говорили, что крик Карпа Ивановича достал до сердца Матвея Афанасьевича, да так, что оно отпустило и перестало давить и болеть.

Дождался Матвей Афанасьевич с фронта своего сына Ивана – офицера, героя, и свадьбу сыграли.

Чудом остался жив

Матвей Афанасьевич Ермоленко первое время после визита односельчан держался замкнуто и обособлено, как бы не замечая окружающих. И казалось, что рушатся еще одни надежды на выздоровление. Но милостью Божьей Матвей Афанасьевич пошел на поправку и приступил к своим обязанностям, отправлял полушубки на фронт.

От Ивана Матвеевича долго не было писем. Только в начале 1943 года зимой пришло письмо, что он жив, находится в госпитале. А что с ним случилось, он рассказывал уже после войны.

В 1942 году фашисты оккупировали Украину. Дивизия, где воевал Иван Матвеевич, понесла большие потери, она отошла в село Красный Яр, там ее переформировали.

Иван Матвеевич получил новых бойцов, пополнил пулеметный взвод. Выкопали траншеи, окопы, изготовили блиндажи, проводили боевые стрельбища. После боев наступило затишье, но вдалеке часто слышались разрывы снарядов. Немцы тоже накапливали боевые порядки и ночью внезапно пошли в наступление, прорвали фронт. Блиндаж, где находился Иван Матвеевич и еще три офицера, сравняло с землей от больших снарядов. Один снаряд попал в четырехъярусный накат из бревен. Офицеров смертельно ранило, а Ивана Матвеевича сильно контузило и засыпало землей. Он три дня лежал в блиндаже, который горел и застилался едким дымом. Село Красный Яр переходило из рук в руки до самого вечера. Но подошедшее подразделение отбило у немцев село, и фронт опять ушел далеко.

Армейская похоронная команда всех нашедших захоронила и ушла дальше. Иван Матвеевич лежал под кучей земли с мертвыми товарищами офицерами. Его спас сильный дождь, который погасил тлеющие бревна и обвалил землю на потолке. Свежий воздух стал поступать в блиндаж. Ивана Матвеевича нашли деревенские ребятишки. Местные жители откопали блиндаж, похоронили офицеров, а Ивана Матвеевича без сознания положили в доме у селянина. Потом ему смастерили носилки и унесли на дорогу. Остановили машину, на которой был нарисован большой красный крест, отправили в госпиталь.

Дальнейший боевой путь Ивана Матвеевича прерывается. Он "кочевал" по госпиталям, пересыльным пунктам. Это продолжалось почти год. В 1943 году Иван Матвеевич возвращается на службу в звании лейтенанта и принимает пулеметную роту. Воюет на разных фронтах, освобождает г. Николаев, получает боевые награды и еще одно ранение, заканчивает войну в Берлине.

Возвращение домой

В 1946 году Иван Матвеевич вернулся в село Урываево, прямо из самого поверженного Берлина. Война – это всегда переосмысление жизни. Как сказал Матвей Афанасьевич тогда при встрече: "Я благодарен Богу, что сын мой живой пришел с войны. Бог не забрал тебя, сынок, и меня тогда в 1942 году, значит нужно жить".

Иван Матвеевич построил себе деревянный дом. Швейным делом Иван Матвеевич занимался, но не долго. Магазины райпо стали наполняться промышленными товарами, заказов стало мало, все можно было купить в магазинах, и само швейное дело изжило само себя. Он работал в совхозе на комбайне и всегда числился в передовиках. Всегда участвовал в соцсоревнованиях. У него на комбайне было нарисовано много звезд. Это звезды хлеборобам-труженикам за большой намолот зерна. Он работал, не спешил уходить на пенсию, но годы и раны, полученные на фронте, давали о себе знать.

В 60 годах в селе Урываево построили обелиск павшим на войне. В праздники и в будни и в день Великой Победы приходят туда люди, чтобы почтить память павших. В 70-х годах советская власть стала уделять большое внимание воинам победителям. К 9 маю пустили бесплатный поезд Новосибирск-Брест для фронтовиков. Ветераны войны ездили по местам боевой славы. Фронтовики чаще стали встречаться в городах, где формировались дивизии и ездить друг другу. Иван Матвеевич тоже ездил на встречу с однополчанами. И вот однажды произошла неожиданная встреча и у Ивана Матвеевича. К нему в село Урываево приезжали престарелые родители одного из офицеров, с которым лежал заваленным в блиндаже. Этот офицер наш земляк из Алтайского края. Родители ездили на Украину, на место гибели их сына, в с. Красный Яр. Там еще были живы люди, которые помнили некоторые эпизоды войны. И подсказали им, что один офицер остался живой, его отправили в медсанбат, где он находился без сознания. Родители обратились в министерство обороны и Ивана Матвеевича нашли. Многое, что сообщили тогда эти люди, вернувшийся с фронта солдат не знал. Тот блиндаж, а это был офицерский батальонный блиндаж, находился он на удалении от окопов. Весь день шел бой, наши отступили, а вечером пришло подкрепление, и немцев выбили из села и угнали дальше от деревни. Пока он лежал в госпитале в его дивизии погибло 871 человек, а батальон, где воевал, погиб 71 офицер. Это архивные данные.

Опыт и талант командира Красной Армии Ивана Матвеевича Ермоленко раскрылся после выздоровления в госпитале. Об этом говорят три ордена, полученные в кровопролитных боях.

Светлая память…

В 1966 году ушел из жизни Ермоленко Матвей Афанасьевич. Его хоронило все село Урываево с большими почестями. Открытый гроб несли на руках от порога дома и до самого кладбища. Такого уважения и почета в селе Урываево еще никто не удостаивался. Похоронная траурная процессия растянулась на всю улицу. На кладбище был организован митинг. Выступали приехавшие из района и местное начальство. Все выражали Ивану Матвеевичу соболезнования, скорбь и боль.

В 1989 году на 72 году жизни ушел из жизни Иван Матвеевич Ермоленко. Воин, офицер, гвардеец, сельский труженик-хлебороб, ветеран войны, ветеран труда и трижды орденоносец. Иван Матвеевич был удивительно добрым и отзывчивым человеком. Это была тяжелая утрата для семьи, близких и родных. Всегда справедливый и надежный человек, который честно и с достоинством прожил свою жизнь. Он похоронен с почестями на Урываевском кладбище рядом с отцом. Светлая память отцу и сыну.

Сколько бы ни прошло времени, мы должны помнить нашу Великую Победу. Война – это страшное испытание, которое выпало на его, тогда еще юношеские плечи. Но Иван Матвеевич все смог выдержать, выстоять и победить. Отважно сражался за Родину, не боялся смерти, шел вперед, не отступал. Он прошел все ужасы войны и выстоял, дал нам Родину и свободу. Иван Матвеевич Ермоленко подарил нам главную ценность – жизнь. Нам трудно представить, какой ужас ему пришлось пережить. Война унесла миллионы жизней, страдание и горе. И хочется верить, что этого больше никогда не будет. Каждый, кто хоть как-то коснулся тех событий, защищая в бою свою Родину, имеет право называться героем. На войне каждый солдат больше всего думал и мечтал лишь об одном – поскорее закончить войну и вернуться к своим родным, близким и любимым.

Из архивных данных села Урываево

В 1942 году село Урываево жило по законам военного времени. Приходили массовые похоронки, жители оделись в траур. Молодые ребята получали повестки и уходили на фронт, многие уходили добровольно. Ушел добровольно Николай Николаевич Лошаков, 1923 года рождения. После окончания полковой школы, гвардии сержант Лошаков Н. Н. под г. Белый Смоленской области попал в окружение. С большими потерями его полк прорвал окружение и вышел к своим. Рядом с ним и тоже под г. Белый три раза попадал в окружение и воевал наш земляк, помощник командира батальона гвардии, капитан Чеботарев Николай Иванович, 1915 года. Он встретил окончание войны в Берлине, а на груди у него сияло пять орденов. Погиб в бою 16 января 1945 года.

Евдокия Петровна Коротких (в девичестве Чуенко) служила в церкви села Урываево. Настоятеля арестовали, посадили, а здание разрушили комсомольцы. По слухам жителей преклонного возраста, те комсомольцы-активисты, кто рушил церковь, с войны не пришли. Евдокия Петровна своего сына Ивана с войны не дождалась, он умер в плену от болезни. Коротких Иван Филиппович, 1918 года рождения, уроженец села Урываево. Призван в ряды РККА в 1940 году. Попал в плен 26 мая 1942 года. Место пленения – город Керчь. Умер в плену 11 июля 1944 года.

Рудаков Карп Иванович тоже потерял своего сына-кормильца Андрея, который без вести пропал. В 1946 году он написал письмо в архив на розыск сына. Архив ответил, что место гибели неизвестно. Архив выслал награду – медаль "За отвагу" и описание: "Наградить младшего сержанта командира отделения 9-й роты 445-го стрелкового Краснознаменного полка 42-й стрелковой Краснознаменной дивизии 33-й армии Западного фронта Рудакова Андрея Карповича за то, что он в бою по прорыву укрепленной полосы противника в районе хутора Казьмич 14.11.1943 года обеспечил смелую атаку. Первым с отделением ворвался в первую, а затем во вторую линию траншеи и в ближнем бою уничтожил до шести солдат противника". К концу жизни Рудаков Карп Иванович ослеп, плохо видел, сказалась потеря сына-героя.

Алешин Никанор Степанович (Томская губерния, Барнаульский уезд, Велижановская волость, деревня Урываево). Рядовой 48-й Сибирского стрелкового полка. Пропал без вести. Попал в окружение, но остался живой. Алешин Никанор Степанович всю войну работал председателем колхоза. Проводил трех сыновей на фронт, двое не вернулись.

Алешин Иван Никанорович, 1922 года рождения, уроженец с. Урываево. Рядовой 674-го стрелкового полка 150-й стрелковой дивизии. Погиб в бою около д. Дмитриевка Бельского района Смоленской области.

Алешин Петр Никанорович, 1914 года рождения, уроженец с. Урываево. Гвардии рядовой штаба 44-й гвардейской стрелковой краснознаменной ордена Суворова дивизии.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

66